Филателия - одно из самых распространенных увлечений нашего времени. Собиранию и изучению знаков почтовой оплаты посвящают свой досуг миллионы людей. Филателия занимается почтовым обращением марок, конвертов, открыток, разработкой тематики коллекций. Серьезный филателист должен знать много. Он одновременно является историком и астрономом, физиком и металлургом, специалистом по литературе и биологом. Главное в филателии - удовлетворение, которое она приносит своим поклонникам, способствуя накоплению всевозможных знаний.

А что значит само слово "филателия"?

Существует несколько мнений о происхождении этого термина. Одно из них высказывал знаменитый полярник и коллекционер Герой СССР Эрнест Теодорович Креyкель: "Когда-то в Греции на письмах делалась специальная отметка - "теллос", означающая, что данная посылка уже оплачена и свободна от поборов. Вот этот знак и стал прообразом всех современных марок. Отсюда происходит слово "филателист" - "любящий знаки оплаты".

Первоначально страсть к знакам почтовой оплаты называли "тэмброфилия", или "тэмбрология" (от французского "тэмбр" - марка). Но когда заметили, что так называемые "коллекционеры почтовых марок" не столько изучают их, сколько накапливают для совершенно других целей, новое увлечение окрестили "маркоманией", понимая под этим приятную забаву для юного поколения или даже болезнь, поражавшую чаще всего стариков и детей.

Было бы странно по-другому оценивать собирание почтовых марок, если в газетах того времени очень много писалось о практической стороне "коллекционирования" - оклейке комнат. Первая почтовая марка, как известно, появилась в Англии в мае 1840 г., а уже в сентябре 1841 г. газета "Таймс" поместила такое объявление: "Ищу почтовые марки. Молодой человек, который желал бы оклеить свою спальню гашеными почтовыми марками, уже собрал с помощью своих любезных друзей более 16000 штук; однако ввиду того, что этого количества недостаточно, он просит сочуствующих лиц присылать марки и тем самым способствовать осуществлению его идеи". В прошлом веке широкое распространение получили декупажи - изделия, оклееные марками: абажуры для ламп, пепельницы, декоративные тарелки, каминные экраны. Один из первых торговцев и коллекционеров знаков оплаты Т. Смит из Бирмингема, рекламируя в 1851 г. свое дело, особо отмечал, что стены его магазина "декорированы 800000 почтовых марок различных рисунков и признаны самыми современными стенами в Англии".

В ноябре 1864 г. во французском ежемесячном журнале "Коллекционер почтовых марок" появилась статья известного собирателя Жоржа Эрпена, который утверждал, что получивший широкое распространение термин "маркомания" не отражает существа дела, и предложил новое определение "филателии" - любовь к изучению всего, что относится к знакам почтовой оплаты: марок, конвертов, штемпелей, почтовых документов.

Трудно сказать, кто сделал знак почтовой оплаты предметом собирательства и пристального изучения. В их числе называют доктора Джона Эдуарда Грея, служащего Британского музея, торговца марками Оскара Бергер-Левро, ван дер Бека из России и других. В то же время собрать полную коллекцию марок всего мира было не сложно - в течение первых десяти лет после выхода первого знака почтовой оплаты в обращение поступило всего 44 марки.

Научная филателия, как это не парадоксально, родилась вместе с фальшивками в ущерб почте. В 1862 г. в Брюсселе вышла книга Д. Моэнса "О фальсификации почтовых марок". Через несколько месяцев ее выпустили в английском переводе. Неточности в книге не ускользнули от внимания 18-летнего англичанина Эдуарда Пэмбертона. Подвергнув книгу жесточайшей критике, он сам составил справочник под названием "Как распознавать поддельные почтовые марки". Публикация работы Пэмбертона утвердила за ним репутацию единственного человека в Англии, который всерьез занялся изучением почовых марок.

На заре филателии многие коллекционеры считали рисунок главным элементом почтовой марки. На зубцы же смотрели как на ненужную роскошь, только портившую внешний вид. Но были и другие суждения... В декабрьском номере за 1866 г. бельгийский журнал "Почтовая марка" опубликовал статью Л. Магнуса о зубцах на марках. Автор заметил, что у одинаковых по рисунку марок может быть, в зависимости от года выпуска, разная перфорация. Поэтому ее не только не следует обрезать, а, наоборот, стараться коллекционировать марки с неповрежденными зубцами, чтобы их удобнее было измерять. Магнус первым предложил обозначать зубцовку отношением перфорации горизонтальной стороны марки в вертикальной. Коллекционер сделал линейку, состоящую из нескольких рядов черных точек. Диаметры точек и расстояния между ними соответствовали различным перфорациям. Магнус расположил зубцовки одну под другой от мелкой до крупной.

До 1926 г. не существовало международной организации коллекционеров почтовых марок. В тот год в Париже, во время проведения Всемирной филателистической выставки, многие национальные общества объединнились в Международную филателистическую федерацию (ФИП), которая ставит своей основной задачей оказание помощи филателистическим организациям по вопросам теории и практики собирания почтовых марок, укрепления международного сотрудничества филателистов, устройства выставок. Ежегодно проводятся конгрессы ФИП. На одном из них, в мае 1967 г., членом ФИП стало Всесоюзное общество филателистов. Под патронатом Федерации организуются международные выставки. Наша страна принимала участие во многих крупных показах коллекций.


Никто не знает имени первого собирателя почтовых марок в России. Лет 30 назад известный московский филателист П. Ф. Мазур обнаружил интересные сведения о том, что в 1867 г. начала собирать знаки почтовой оплаты А. Г. Сниткина, жена Ф. М. Достоевского. Ее нельзя еще назвать филателистом в современном смысле этого слова: по собственному признанию, Анна Григорьевна "не делала никаких усилий для их (марок) коллекционирования...только копила их". В ее альбоме хранилось несколько редкостей. В 1880 г. из Кронштадта отправился в кругосветное плавание крейсер "Африка", на борту которого находился известный филателист того времени 25-летний лейтенант В. Ф. Руднев. Плавание закончилось плодотворно со всех точек зрения: о путешествии Руднев написал большую книгу и привез марки стран, в порты которых заходила "Африка". Впоследствии он состоял членом многих филателистических обществ.

Первая организация филателистов России была создана в Москве. На официальном собрании общества 8 сентября 1888 г. присутствовали 20 коллекционеров. Общество располагало бибилиотекой зарубежной филателистической литературы. На заседаниях велись протоколы, и к концу первого десятилетия со дня основания общества образовался довольно боьшой архив.

Какие вопросы волновали первых русских филателистов?

На заседаниях они обсуждали марки Херсонского земства выпуска 1883 г. с лиловой надпечаткой вместо синей, штемпельные конверты государственной почты 1848 г. на бумаге с водяным знаком "орел". На одном из собраний секретарь петербургского общества Ф. Л. Брейтфус продемонстрировал первые русские пробные марки с головой Меркурия. Долгие годы вел поиски тифлисской городской почтовой марки К. К. Шмидт. Кстати, у него была одна из самых полных коллекций русских почтовых марок. Первые филателисты считали только гашеную марку достойным объектом коллекционирования. Чистые знаки оплаты никто не собирал. Их можно было купить на почте, и пропадал самый важный элемент филателии - поиск предмета своего увлечения. Некоторые собиратели того времени даже называли себя "охотниками за знаками оплаты". Действительно, марку следовало "выследить", выпросить конверт, на котором она наклеена, снять, обработать и поместить в альбом. Поэтому гашеные марки ценились гораздо выше чистых.

В конце XIX в. кружки филателистов образовались также в Риге, Киеве, Гельсингфорсе (ныне - Хельсинки), Варшаве, Одесссе. Три самостоятельных клуба действовали в Петербурге. Около 50 русских коллекционеров состояли членами "Междунвродного союза собирателей земских марок для обмена и покупки", имевшего свои отделения в Петербурге, Москве, Киеве и Варшаве. Благодаря постредничеству этих филателистов огромное число ценнейших земских марок осело в альбомах зарубежных коллекционеров.

Вступление в тогдашние филателисические общества не было свободным. Коллекционеры, состоявшие в кружках, делились на действительных членов, кандидатов и членов-корреспондентов. Последними были иногородние жители или иностранцы. Действительные члены избирались по предложению состоявших в организации лиц. В Петербурге, например, нового филателиста рекомендовали два действительных члена, утверждали его тайным голосованием на общем собрании кружка. Действительные члены филателистических организаций платили очень большие взносы: 3-5 рублей в год. Если коллекционер приходил на заседание без альбома, его штрафовали на 10-15 копеек. Деньги шли в фонд клуба, на них покупали редкие марки и разыгрывали затем в лотерею. В тогдашние филателистические общества входили преимущественно очень состоятельные люди - пердставители аристократических кругов, высокопоставленные чиновники, владельцы крупных промышленных и торговых фирм. Эти люди не стремились к пополнению своих рядов, не пропагандировали коллекционирование почтовых марок. В некоторых кружках официальным языком заседаний являлся немецкий.

Русская филателистическая пресса родилась в марте 1896 г., когда в Киеве вышел журнал "Марки". Вскоре он стал официальным органом Московского общества собирателей почтовых марок. Наибольшей популярностью у филателистов пользовался петербургский ежемесячник "Всемирная почта" (1897 г.), орган Русского отдела Германского филателистического общества. Он издавался громадным тиражом для тогдашней филателистической периодики тиражом. Некоторые его номера печатались по 800 экземпляров!

Год от года увеличивалось число марок, выпускаемых различными странами. Поэтому среди филателистов все чаще стали раздаваться призывы перейти от собирания "всего мира" к специализации по одной или группе стран. "Давайте коллекционировать Россию!" - писал в январе 1914 г. журнал "Филателия". Спустя некоторое время журнал поместил открытое письмо читателя А. Певцова к знатокам русских марок. Автор указывал на необходимость создания каталога отечественных знаков почтовой оплаты "по историческим данным, которые можно почерпнуть в официальных документах почтового ведомства и Экспедиции заготовления государственных бумаг".

Эти планы не осуществились. Разразившаяся вскоре мировая война прервала международные связи русских коллекционеров. "Русское собирательство, - писал журнал "Среди коллекционеров", - как бы подвело итоги и замерло. Было бы неправильно сказать, что оно прекратилось. Разные люди еще покупали разные вещи; в коллекциях появились новые номера; продолжались усилия, хитрости и денежные натуги, чтобы удержать за собой нужное или нравящееся... А по сути наше коллекционерство явственно застопорилось и застыло". Деятельность филателистических обществ прекратилась, перестали выходить журналы для собирателей почтовых марок. Филателией продолжали заниматься одиночки.

Во время гражданской войны и военной интервенции капиталистических стран некоторые филателисты воспользовались неразберихой, царившей в почтовых отделениях на территориях, захваченных интервентами и белой армией. Они сами создавали "редкие" марки и для придания законности подобным "эмиссиям" пропускали их через почту, посылая письма самим себе. Особенно прославились одесские марочные торговцы Центнер и Трахтенберг. В начале августа 1918 г. правительство гетмана Скоропадского для подтверждения "незыблемости" своей власти распорядилось издать почтовые марки: на знаках оплаты царской России выпусков 1904—1917 гг. механическим или ручным штемпелем делалась надпечатка "трезубца" — символа украинской Центральной рады. В Одессе надпечатки делались в четырех типографиях. Центнер и Трахтенберг договорились с рабочим хромолитографии О. Тиля, и тот за небольшую мзду сделал подлинным штемпелем надпечатки на марках из личных запасов торговцев. Тираж таких "редкостей" колебался от 50 до 400 экземпляров. Всего за три месяца в Одессе выпустили 335 основных разновидностей марок с надпечатками 11 типов. Главными потребителями одесских фальсификатов являлись офицеры германской оккупационной армии. В ноябре 1918 г. город захватили англо-французские интервенты, производство и обращение самодельных марок прекратилось.

В первые годы после победы Великой Октябрьской социалистической революции к филателии в республике Советов относились с большим недоверием. Считалось, что этот предмет человеческого увлечения выброшен на свалку истории в октябре 1917 г. вместе с буржуазией и самодержавием. Тогда можно было услышать такое определение: "Филателия — это искривление буржуазной психологии, доставшееся нам по наследству от царской России".

Советская филателия родилась и делала первые шаги в ожесточенной борьбе с торгашескими традициями буржуазной филателии. Она велась "идейными филателистами" против марочных торговцев за установление государственной монополии на продажу коллекционных материалов. Собирание марок из безликого, аполитичного, всеядного занятия требовалось превратить в средство пропаганды идей марксизма-ленинизма, в средство коммунистического воспитания трудящихся, и в первую очередь молодежи.

Страну Советов сжимало кольцо капиталистической экономической блокады. У Республики в начале 20-х годов не существовало никаких международных связей. Даже простое письмо из-за рубежа казалось необыкновенной диковинкой. Миллионы иностранных филателистов жаждали получить советские почтовые марки. Три с лишним года не пополнялись их коллекции: найти подлинные марки Советской России, погашенные подлинным советским штемпелем, было фантастически трудно. Ловкие дельцы пытались удовлетворить голод на советские знаки почтовой оплаты распространением фальсификатов. В Италии, например, предлагали коллекционерам серию "марок" с искаженными до неузнаваемости портретами В. И. Ленина и М. И. Калинина. Много марок сфабриковали и бывшие русские марочные торговцы, работавшие в советском почтовом аппарате. Они нелегально отправляли за рубеж большие партии царских знаков почтовой оплаты со всевозможными фантастическими надпечатками, выдавая их за марки времен гражданской войны. Филателисты покупали эти чудовищные подделки, чтобы как-то заполнить пустоту в своих альбомах.


В начале 1921 г. председатель Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации неграмотности Федор Григорьевич Чучин разработал проект о государственной монополии на торговлю филателистическими материалами внутри страны и за ее пределами с использованием полученного дохода на усиление борьбы с неграмотностью. Проект Чучина долго ходил по различным инстанциям — добросовестные советские работники плохо разбирались в филателии, а "спецы", буржуазные филателисты и бывшие марочные торговцы, понимали, что государственная монополия положит конец их махинациям с почтовыми марками, и всячески стремились опорочить идею. В июле 1921 г. Чучин послал В. И. Ленину через Н. К. Крупскую "отвергнутый многими инстанциями перед этим проект введения государственной монополии на филателию для получения средств на ликвидацию безграмотности и создания для этой цели специальной организации, и он (Ленин) нашел время посмотреть его и не бросил в корзину, как это сделали многие, а переслал при своей записке тов. Киселеву, бывшему в то. время Председателем Малого Совета Народных Комиссаров, рекомендуя провести его декретом, распространить на боны и приурочить к помощи детям".

Не менее важной проблемой, чем неграмотность, в молодой Республике Советов являлся детский вопрос. Тысячи детей в годы гражданской войны потеряли родителей и теперь составляли катастрофическую по своим размерам армию беспризорных. В труднейшие для страны годы Коммунистическая партия организовала борьбу с детской беспризорностью. С конца 1921 г. ее возглавил один из лучших большевиков-организаторов Ф. Э. Дзержинский. Тяжелое стихийное бедствие постигло нашу страну в 1921-1922 гг.: засуха, неурожай и, как следствие, голод в 35 губерниях с многомиллионным населением. Коммунистическая партия и Советское правительство приняли самые решительные меры для помощи пострадавшим. При ВЦИК создается Центральная комиссия помощи голодающим (ЦК Помгол) под председательством М. И. Калинина.

Мудрая мысль Ильича вдохнула в проект Чучина новое содержание и круто изменила его судьбу: гашеная советская почтовая марка должна стать надежным источником получения иностранной валюты. А валюта — это хлеб голодным. Теперь свой проект Чучин сформулировал с принятой в то время краткостью: "Филателия — детям!", "Филателия — трудящимся!"

30 марта 1922 г. ЦК Помогла призвал население оказать посильную помощь голодающим. В частности, гражданам России предлагалось собрать и сдать государству все почтовые марки с писем, открыток, бандеролей. На средства, полученные от продажи пожертвований за границей, покупались хлеб и другие продукты. Постановление подписал председатель ЦК Помгола М. И. Калинин. Одновременно создавалась Комиссия по сбору и реализации в России и за границей марочных пожертвований в пользу голодающих. Уполномоченным по марочным пожертвованиям назначался Ф. Г. Чучин. Сам Чучин не был филателистом. Но как коммунист-ленинец от твердо верил, что филателия поможет внести своей вклад в борьбу страны с голодом. Для осуществления этой цели он привлек прогрессивно настроенных филателистов, знатоков русских и зарубежных знаков почтовой оплаты, имевших опыт марочной торговли. Одновременно стали готовиться к проведению первого в нашей стране Дня филателии и к выпуску ежемесячного журнала "Советский филателист".


19 августа 1922 г. состоялся День фитателии, весь доход от его проведения пошел на улучшение жизни беспризорных детей. Утром в операцлонном зале Московского почтамта собралось свыше 400 коллекционеров. Они ознакомились с небольшой выставкой марок РСФСР, утвержденных и отвергнутых эскизов русских и украинских марок и цельных вещей. Особый раздел экспозиции составляли 300 с лишлим проектов юбилейной марки к 5-летию Октября. Посетители могли высказать свое мнение о проектах. Как известно, одобрение получил рисунок художника И. И. Дубасова, на выставке не представленный. В особом киоске продавали цельные вещи, художественные открытки и почтовые марки выпуска 1909-1917 гг. с надпечаткой: "РСФСР. Филателия - детям. 19-8-22". Марку номиналом в 1 копейку выпустили тиражом 950 штук и продавали по 1 экземпляру на каждые 50 серий. В фонд ликвидации детской беспризорности отчислялось 80 процентов стоимости марок. Марки с надпечаткой находились в обращении всего один день. Письма, отправляемые с почтамта, гасились специальным штемпелем.

Спустя некоторое время, 8 января 1923 г., проводился День советской филателии. На Московском почтамте работал базар марок, продавали филателистические принадлежности и литературу, состоялись аукцион и филателистическая лотерея. С этого дня на почтамте стал работать киоск "Советский филателист", в ассортименте которого всегда имелись отечественные и зарубежные почтовые марки, цельные вещи, художественные открытки и журнал "Советский филателист". Организовывал киоск Уполномоченный по филателии и бонам.


Первый номер журнала "Советский филателист" вышел в сентябре 1922 г. Главной целью журнала являлось формирование советского филателистического движения в период, когда "филателия становится свободной и признанной наукой при Диктатуре Пролетариата, получает законодательную санкцию служить голодным и улучшению жизни детей в материальном, образовательном и воспитательном отношении". Журнал призывал: бороться со всякого рода марочными торгашами и спекулянтами, фальсификаторами-мародерами и коллекционерами-коммерсантами; возвести филателиюв ранг самостоятельной науки; широко популяризировать филателистические знания и объяснить их значение в научном, педагогическом, эстетическом и экономическом отношениях; всемерно содействовать введению государственной монополии на марочную торговлю; строго следить за качеством филателистических материалов, вывозимых из страны. Важнейшей задачей считалось "использование филателии — как средства пропаганды идей Великой Революции".

Журнал "Советский филателист" публиковал много материалов на общественно-политические темы и филателистические исследования. Ф. Г. Чучин за 6 лет написал для журнала 45 статей. Среди них: "Ленин и филателия", "Филателия и беспризорность", "Мы и они" о принципах советской и буржуазной филателии, "Октябрьская революция и филателия", "Парижская коммуна и филателия". Выступали в журнале и старые коллекционеры, такие, как К. Кирштейн. Н. Сырейщиков, А. Гольштеге, В. Кренке. Большое внимание уделялось земским маркам, эмиссиям периода гражданской войны и маркам советских республик Украины, Азербайджана, Армении, Грузии, Средней Азии. Первые исследования советских почтовых знаков написали В. Олендзский "Литографические и типографические марки 1924 г." и Б. Раевский "Эссе советских марок 1925 г.".

В соответствии с решением I Всесоюзного съезда коллекционеров с января 1925 г. журнал стал выходить два раза в месяц под названием "Советский коллекционер". Через год в связи с созданием филателистического интернационала (Филинтерн) начал издаваться объединенный журнал "Советский коллекционер — Советский филателист — Радио де Филинтерн". С 1928 г. журнал стал называться "Советский филателист", а затем снова "Советский коллекционер".

В личной библиотеке В. И. Ленина в Кремле находились почти все номера первого советского филателистического органа, изданные при его жизни. Под номером 7263 каталога личной библиотеки Ильича есть такая запись: "Советский филателист". Ежемес. журнал. Орган Уполномоченного ЦК Последгол при ВЦИК по марочным пожертвованиям в России и за границей. Москва. 1922. № 1-4, 1923, № 1-6,9-12".

1 марта 1923 г. идейные филателисты, группировавшиеся вокруг ЦК Помгола и редакции журнала "Советский филателист", организационно оформились во Всероссийское общество филателистов (ВОФ). В него входило всего 104 действительных члена. Несмотря на это, ВОФ с первых же дней включился в общественную жизнь страны. 28 апреля на общем собрании членов ВОФ при обществе образована комиссия по сбору пожертвований на постройку аэроплана "Советский филателист". Присутствующие высказали надежду, что советские коллекционеры откликнутся на призыв и самолет "будет реять над миром, извещая филателистов всех стран о завоеваниях Советской власти". Всероссийское общество филателистов активно занималось пропагандой советской почтовой марки. 19 августа 1923 г. в Москве начала работать Всероссийская сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка. По инициативе Ф. Г. Чучина на ней открыли экспозицию марок РСФСР в квартблоках. В киоске продавались советские и зарубежные знаки оплаты. Одновременно проводилось гашение первых почтовых марок СССР, посвященных выставке. Специальные почтовые штемпели применялись двух типов: "Москва. 1-я Всесоюз. сель.-хоз. выставка" и "Москва-П.Т.О. Выставка". Все штемпели имели переводную календарную вставку. В распространении конвертов со спецгашениями участвовали члены ВОФ.

Филателисты неустанно трудились на "марочном фронте", разбирая и сортируя горы знаков почтовой оплаты, непрерывно поступавших от государственных организаций и частных пожертвователей. За 1923 г. через руки сортировщиков прошло четверть миллиарда марок на общую сумму 10 миллионов рублей золотом! Усилиями всего нашего народа голод, и его последствия были успешно преодолены. Свой скромный вклад во всенародную борьбу внесли люди, присылавшие почтовые марки в адрес Уполномоченного по филателии и бонам. Нужность этого дела подчеркивали В. И. Ленин и его ближайшие соратники. "Сам Владимир Ильич, — вспоминал Чучин, — присылает оболочки с почтовых отправлений с марками в нашу организацию, снабжая их собственноручными подписями и тем придавая им большую филателистическую ценность, чтобы показать пример другим — как надо сберегать почтовую марку для оказания помощи детям."

25—30 декабря 1924 г. в Москве состоялся I съезд ВОФ. Хотя общество считалось Всероссийским, в него кроме граждан РСФСР входили любители почтовых марок из других союзных республик. Делегаты представляли 643 взрослых и 720 юных филателистов. Крупнейшими организациями считались Московская (200 членов), Харьковская (45) и Ленинградская (40). На съезде выяснилось, что ВОФ объединял главным образом филателистов "с дореволюционным стажем", в его составе числились всего 20 рабочих и ни одного крестьянина. Руководящие члены правления ВОФ (Б. Пашков, Л. Эйхфус, А. Френкель) являлись опытными филателистами — многолетний опыт буржуазной филателии казался им незыблемым. В глубине души они понимали, что идут не совсем правильным путем, что современные условия требуют чего-то нового в филателистическом движении. Для начала решили "выйти на широкую дорогу" — переименовать общество филателистов в общество коллекционеров с привлечением в него неорганизованных и распыленных коллекционеров картин, экслибрисов, художественных открыток, гравюр, гербариев, насекомых, фарфора, политического плаката и т. д. Делегаты единодушно одобрили этот проект, и общество тотчас же переименовали во Всесоюзное общество коллекционеров (ВОК).

Выступая на съезде, Ф. Г. Чучин сказал: "Советская филателия уже настолько выросла, что для нее стали тесны национальные рамки, и сейчас ее задачей, наряду с развитием и укреплением Всесоюзного общества коллекционеров, стоит закладка фундамента для мирового общества коллекционеров — будущего филателистического интернационала". Делегаты встретили предложение Чучина с необычайным энтузиазмом. В тот же день приняли лозунг ВОК: "Коллекционеры всех стран, соединяйтесь!". Такая же надпись была воспроизведена на нагрудном значке члена ВОК, появившемся в начале 1925 г.

Сразу же после съезда в филателистической печати разгорелись страсти вокруг вопроса: что и как собирать? Для многих начинающих филателистов собрать генеральную коллекцию марок не только всего мира, но и одной страны тогда уже не представлялось возможным. Кроме того, пролетарскую молодежь, пришедшую в филателию, не устраивало складывание в альбомы марок с портретами правителей и государственными гербами; они стремились к тому, чтобы коллекция несла определенную идейную нагрузку.

Авторы статей беспощадно клеймили "филателистическую керенщину" — любовь "к уродцам, сдвигам и другим паталогическим и не эстетическим уклонам и разновидностям (марок)?. Повышенный интерес старых филателистов к разновидностям они называли "шизофренией" и призывали раз и навсегда покончить с собиранием всякого рода "хлама". Меньшинство отстаивало традиционные способы коллекционирования. Но ни та, ни другая стороны не вносили никаких конкретных предложений по собиранию почтовых марок.


Движение за новые способы коллекционирования родилось в уральском городе Златоусте в старших классах школы второй ступени. Директор школы М. Я. Сюзюмов — страстный коллекционер — организовал при школе один из первых в стране кружков юных филателистов. Златоустовец Ю. П. Минеев вспоминает об этих днях: "Михаил Яковлевич обращал наше внимание не только на "экзотические детали" той или иной марки, но и на ее идейное содержание. И мы видели на марках, скажем, тех же французских колоний не только сказочную природу дальних стран, но и тяжелый подневольный труд негров, страдающих под пятой империализма". Тогда термин "тематическое коллекционирование" еще не был придуман, но то, чем занимались Сюзюмов и его юные питомцы, по существу являлось тематическим коллекционированием, получившим всемирное признание всего каких-нибудь 20 лет назад. А подхватили его советские коллекционеры.

Юные филателисты обратились со своей декларацией в журнал "Советский коллекционер". Ее опубликовали в мартовском номере 1925 г. под заголовком: "Что собирать? Платформа Златоустовского кружка юных филателистов". Статья была написана с юношеской запальчивостью против филателии толстых, против гурманов от филателии, за филателию для всех.

Оставляя классические принципы составления коллекций знатокам, "профессорам филателии", златоустовцы призывали рассматривать почтовую марку как продукт своего времени, как живого свидетеля истории. Так была сделана первая попытка поставить филателию в один ряд со вспомогательными историческими дисциплинами — нумизматикой и геральдикой. Ценность марки, по мнению ребят, должна определять не степень редкости, а заложенное в ней содержание. Таким образом поднимались значимость рисунка почтового знака и повода для его выпуска. "Имеет ли смысл для нашей коллекции, — писали юные филателисты, — знаменитая марка Маврикия? Никакого. Она ни о чем не говорит. А вот дешевая марка французского Мадагаскара, где, обливаясь потом, несчастные негры на плечах тащат гордого француза! Эту марку мы ценим. Ведь это — живой документ наглого циничного империализма". Основные положения нового способа собирания филателистических коллекций златоустовцы изложили в своих тезисах: "1. Марка (не каждая) — подлинный исторический документ эпохи. 2. Собирать нужно только марки — документы эпохи. 3. Необходимо отбросить фетишизм редкостей, ненормальностей, сдвигов, курьезов, раритетов. Это — филателия рантье. Количество зубчиков, водяные знаки, гуммировку, качество бумаги предоставим экспертам. 4. Собирать нужно не по странам, а по темам историко-политико-экономическим, вроде "Версальский мир", "Капитализм" и т. д. 5. Только такой метод собирания годен для среднего филателиста. Этот метод более интересен и лучше выявит положительные качества филателистов, так как по этому методу лучший альбом будет не у самого богатого коллекционера, а у того, кто сумеет лучше оценить марку как документ эпохи и лучше сделать подбор марок по темам".

Значение "златоустовской платформы" огромно. Она превратила филателию из удела немногих в подлинно массовое увлечение, создав наряду с традиционными классическими принципами коллекционирования новый вид собирательства — тематический. Сегодня мировая филателия уже немыслима без тематического коллекционирования.

Ростки нового с великими трудностями пробивали себе дорогу. Если Ф. Г. Чучин, оценивая "златоустовскую платформу", назвал ее "кратким наброском программы подлинной советской филателии" и "Октябрем в филателии", то "старики", собиравшие только классические коллекции, встретили тезисы златоустовцев в штыки. Они признавали, что советская филателия должна освободиться от нездорового буржуазного налета, что необходимо вести борьбу против "паталогического" уклона, иначе он проникнет в школы и заразит молодежь. Вместе с тем коллекционеры старшего поколения начисто отметали новый принцип собирательства — тематический, главное, чем отличалась "златоустовская платформа" от различных течений в филателии. "Если мы будем так собирать, — говорили многие коллекционеры, — то филателия никогда не развяжется с теорией детской забавы . . . Если собрать только такую коллекцию, то легче и дешевле собирать конфетные бумажки". Другие предлагали сторонникам тематического коллекционирования вообще отказаться от собирания знаков почтовой оплаты и заняться открытками — они дешевле марок, и "картинки" на них больше по размерам. Такие выпады не смутили златоустовцев. Они очень убедительно доказали, что их платформа не пустые слова, а подкрепленное практикой дело. В одной из своих статей М. Сюзюмов рассказывал о применении почтовой марки в школьных занятиях — перспективы филателии в школе громадны: она расширяет кругозор и развивает самодеятельность учащихся. В ходе дискуссии также выяснилось, что филателисты из Златоуста предлагают перейти от бездумного размещения марок в альбоме в каталожной последовательности к творческому исследовательскому коллекционированию.


Тогдашнее правление ВОК не приняло никакого участия в дискуссии, оно постаралось не заметить тех ростков нового, намеченного в "златоустовской платформе". Состоявшийся в декабре 1925 г. II съезд ВОК признал ее "недостаточно выдержанной" за резкие нападки на "святая святых филателии", коллекционирование разновидностей и курьезов и рекомендовал всего лишь "использовать ее при обучении коллекционированию". Зато молодежь почти единодушно сказала "за". Правда, некоторые возражали против отдельных положений "платформы", но ее дух, ее принципы приняли все. Такое несогласие "стариков" с молодежью привело к тому, что, по словам "Советского коллекционера", "в филателии началась гражданская война".

Что же стало с авторами "златоустовской платформы"? Их судьбой заинтересовался известный советский коллекционер Я. Озолиныш. Профессор, доктор исторических наук М. Я. Сюзюмов отошел от филателии, зато его сын стал страстным коллекционером. Г. Г. Калинин, А. М. Люндовский и Ю. П. Минаев — активные члены Всесоюзного общества филателистов, воспитатели юных коллекционеров.


Тематическое коллекционирование распространялось быстро. На 1-й Всесоюзный филателистической выставке 1932 г. ее участники экспонировали почтовые марки по темам: "Владимир Ильич Ленин", "Великая Октябрьская социалистическая революция", "Труд", "Техника", "Транспорт", "Марки Советских республик".

В действительности 1-я Всесоюзная филателистическая выставка была второй. Первая открылась в залах Государственного исторического музея 14 декабря 1924 г. Ее устроителем являлся Уполномоченный по филателии и бонам Ф. Г. Чучин. Правление ВОК "не признало" этой выставки и, открывая через 8 лет свою, присвоило ей первый номер. На выставке 1924 г. кроме почтовых марок демонстрировались боны и монеты. Пожалуй, ни одно из мероприятий того времени не пользовалось такой популярностью у москвичей. Сказался "голод" на экспозиции подобного рода. В залах музея побывали не только коллекционеры, но и просто любопытные, приходило много молодежи. Некоторые из них после выставки серьезно увлеклись собирательством. О диапазоне коллекций, выставленных только в филателистическом разделе, говорят хотя бы такие названия: "История борьбы за политическую свободу", "Империалистическая Англия и ее колонии", "Редкие марки Азербайджана".

После завершения всенародной борьбы с голодом Организация Уполномоченного по филателии и бонам перешла в ведение Особой секции Всероссийского комитета содействия сельскому хозяйству при ВЦИК. Однако советские филателисты видели смысл своей деятельности в оказании помощи детям. Голод являлся национальным бедствием, и коллекционеры переключились на борьбу с ним, тем более что среди голодных было 7 миллионов детей. Поэтому Ф. Г. Чучин в марте 1924 г. обратился со страниц журнала "Советский филателист" к Президиуму ЦИК СССР: "Если наша филателистическая деятельность принесла Советской Республике хоть небольшую пользу, нам приятно сознавать, что своим существованием мы всецело обязаны покойному Владимиру Ильичу Ленину, указавшему нам цель и никогда не отказывавшему нам в своей поддержке и помощи. Вот почему теперь, когда его не стало среди нас, помня слова самого близкого его друга Н. К. Крупской, — не тратиться на венки, а помогать детям, так как это будет лучшим выражением нашего внимания к его памяти, — мы обращаемся с ходатайством к Президиуму ЦИК СССР переименовать нашу организацию во Всесоюзную Филателистическую Ассоциацию помощи беспризорным детям имени тов. Ленина, дав этим нам новый стимул к усиленной деятельности на пользу и осуществление его заветов".


В 1924 г. в Российской Федерации был создан фонд имени В. И. Ленина для организации помощи беспризорным детям. Комиссию ВЦИК по организации этого фонда и распоряжения им 2 февраля 1925 г. возглавил М. И. Калинин. Специальным постановлением ВЦИК и Совнаркома РСФСР Организация Уполномоченного по филателии и бонам преобразовывалась в Советскую Филателистическую Ассоциацию (СФА). Сразу же после создания СФА М. И. Калинин установил порядок, по которому один из руководителей Ассоциации каждый четверг докладывал лично ему о работе этой организации по распространению филателистических материалов как внутри страны, так и за ее пределами. Один из руководителей СФА М. Т. Милькин, который много лет подряд делал доклады М. И. Калинину, вспоминает, что "Михаил Иванович при каждом докладе давал много ценных советов, а если случалась необходимость, тут же, не откладывая, оказывал практическую помощь". М. И. Калинин живо интересовался распространением "визитных карточек" нашей страны среди зарубежных коллекционеров, он видел в них вестников правды о жизни Страны Советов, правды, которая искажалась и извращалась печатью капиталистического мира. При этом М. И. Калинин не упускал случая распросить о деятельности советских филателистов, не раз высказывался в пользу развития тематического коллекционирования, именно в нем усматривая воспитательное значение филателии особенно для подрастающего поколения. По предложению Михаила Ивановича в серии 1926-1927 гг. "В помощь беспризорным детям" на одной из марок впервые был воспроизведен портрет четырехлетнего Володи Ульянова по фотографии Е. Закржевской.

Советская филателистическая Ассоциация продолжала дело Уполномоченного по филателии и бонам. Ей передавалось исключительное право на торговлю коллекционными материалами. Она руководила ВОК и вела обширную издательскую деятельность. Ф. Г. Чучин собрал вокруг себя крупнейших знатоков филателии и бонистики. Под его руководством они создали первые научные каталоги отечественных почтовых марок и бон. Сейчас мы с глубоким уважением листаем эти книжки - первые советские источники по филателии и бонистике.

Среди филателистов тех времен мы встречаем имя А. М. Горького. Он состоял в обществе итальянских филателистов, когда жил на острове Капри. Коллекционированию придавал большое значение великий русский физиолог И. П. Павлов, сам ревностный собиратель почтовых марок. "Коллекционировать можно все, — писал ученый, — пустяки, как и все важное и великое в жизни: удобства в жизни (практики), хорошие законы (государственные люди), познания (образованные люди), научные открытия (ученые люди), добродетели (моралисты)". И. П. Павлов видел огромную пользу филателии для детей и юношества. По его мнению, это увлечение помогает узнавать мир и воспитывает в детях такие замечательные качества, как опрятность, любовь к порядку, терпение, стремление к совершенствованию. Был филателистом и полководец, выдающийся деятель нашей партии М. В. Фрунзе. Не жалел сил и свободного времени для розыска необходимых почтовых марок известный советский дипломат М. М. Литвинов. Среди членов редколлегии журнала "Советский филателист" состоял поэт В. Я. Брюсов. Он даже пытался писать стихи о почтовых марках, "но удачного до сих пор ничего не получилось".


Большинство членов ВОК являлись собирателями-универсалами. Известный бонист и нумизмат С. М. Вигалев, один из авторов пока единственного советского "Каталога бон и дензнаков России, РСФСР, СССР, окраин и новообразований (1769-1927)", счастливый обладатель редчайшей 2-копеечной монеты чеканки 1927 г., собирал почтовые марки, старинный русский фарфор, насекомых, цветочные растения. Он руководил секцией коллекционеров политической карикатуры ВОК.


В 30-е годы число советских филателистов продолжало расти. По данным газеты "Известия" в 1935 г. по Союзу насчитывалась тысяча членов ВОК, большинство составляли филателисты. Филиалы общества открывались во всех городах страны. Московские коллекционеры собирались во флигеле дома № 26 по Сивцеву Вражку. В первые дни Великой Отечественной войны Всесоюзное общество коллекционеров самораспустилось.

В трудные годы Великой Отечественной войны на смену СФА пришла Филателистическая контора КОГИЗа, реорганизованная впоследствии в Центральное филателистическое агентство "Союзпечать" (ЦФА). Сразу же после победы советского народа над фашистской Германией филателистическая контора стала готовить "Каталог почтовых марок СССР". Он увидел свет в 1948 г. Кроме марок СССР в него вошли знаки почтовой оплаты РСФСР, УССР и специального назначения. С тех пор каталоги почтовых марок нашей страны или приложения к ним выпускаются почти ежегодно. В том же году появилось первое послевоенное руководство для коллекционеров почтовых марок. Маленькая книжечка А. С. Чумакова "Консультации для начинающего филателиста" разошлась почти мгновенно, таков был интерес к собиранию почтовых марок в нашей стране.

Спустя 10 лет Главная филателистическая контора выпустила неприметную брошюру под названием "Материалы первой конференции". Книжка рассказывала о задачах и организационных принципах созданного год назад Московского городского общества коллекционеров (МГОК).


31 мая 1957 г. Исполком Моссовета утвердил Организационный комитет Московского городского общества коллекционеров. Этот день принято считать днем рождения МГОК. В общество кроме филателистов, которые составляли свыше 80% его членов, вошли собиратели открыток, бон, спичечных этикеток, экслибрисов, значков, монет и медалей. К концу года в МГОК стало около 1000 коллекционеров не только москвичей, но и жителей других городов. В скором времени последние очсеялись, потому что общества, подобные Московскому, стали работать и в других городах.

С первых же дней своего существования МГОК активно занялся выставочной работой. Приближался VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов. К этому времени решено было приурочить международную филателистическую выставку. Она экспонировалась с 29 июля по 11 августа 1957 г. в залах Библиотеки СССР имени В. И. Ленина и привлекла внимание как советских граждан, так и зарубежных участников московского фестиваля.

В 1958 г. наша страна отмечала 100-летие со дня выпуска первой русской почтовой марки. К юбилею в Связьиздате вышла книга "Сто лет русской почтовой марки. 1858-1958", а МГОК подготовил филателистическую выставку. Она работала в операционном зале Московского почтамта.

25 мая 1958 г. в Саду имени Н. Э. Баумана проводился первый послевоенный городской День коллекционера. Спустя год в том же парке собрались юные москвичи-любители почтовых марок. Силами начинающих филателистов была организована интересная, хотя и небольшая, выставка. С 1960 г. на регулярные встречи в конце мая — начале июня стали собираться сначала коллекционеры Киева, а затем и других городов. Во время работы в Москве Всесоюзной филателистической выставки, посвященной 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции, День почтовой марки и коллекционера состоялся 9 октября. С тех пор традиционные праздники филателистов проводятся осенью. С 1972 г. филателии посвящается первый день "Недели письма". В это время устраиваются выставки марок, проводятся спецгашения.



Родословная московского кружка космической филателии начинается почти с того самого времени, когда первый советский космонавт Ю. А. Гагарин совершил свой легендарный полет, - с июня 1961 г. Кружок стал инициатором проведения 1-й Московской выставки филателистических материалов, посвященных освоению СССР космического пространства, "К звездам" (5 апреля 1962 г.). Кружковцы, и в первую очередь наиболее активные из них Е. Миловидов, И. Николаев, В. Щербаков, отдали много сил для оформления выставочного зала, специального штемпеля, коллективной экспозиции. До 1967 г. выставка "К звездам" проводилась ежегодно. Кружок занимался пропагандой советских марок на темы освоения Советским Союзом космоса и околоземного пространства. Его члены подготовили и подарили коллекции знаков почтовой оплаты и спецгашений Обществу филателистов Демократической Республики Вьетнам и краеведческому музею города Гжатска (ныне Гагарин), в котором родился первый космонавт. Кружковцы опубликовали несколько статей и подборок "космических" марок в журналах "Земля и вселенная" и "Наука и жизнь".

В начале 60-х годов создавались и активно действовали кружки и клубы юных филателистов. Среди них - магнитогорский Клуб юных филателистов имени космонавта П. Р. Поповича. В апреле 1963 г. в Ленинграде проводились городская и областная выставки коллекционеров-школьников. Подобные экспозиции работали в гг. Кирове и Фрунзе. Юные филателисты участвовали во "взрослых" выставках, в том числе и международных. Московские кюфовцы на выставке 1961 г. в Будапеште получили две награды.

Конец 1963 г. ознаменовался выходом в свет сборника "Советский коллекционер". Он был задуман как ежегодник, публикующий наиболее фундаментальные исследования в области коллекционирования. Общественная редколлегия состояла из филателистов, бонистов, нумизматов, филокартистов. Возглавлял редколлегию почетный член ВОФ Б. К. Стальбаум.

10—11 марта 1966 г. в Москве в конференц-зале гостиницы "Юность" собрались около 250 коллекционеров из Москвы, Ленинграда и всех союзных республик. Представители 100 с лишним городов страны съехались на Учредительную конференцию Всесоюзного общества филателистов (ВОФ). Делегаты единодушно одобрили доклад Оргкомитета, сделанный его председателем Героем Советского Союза Э. Т. Кренкелем, обсудили и утвердили Устав общества, избрали Правление ВОФ.

На конференции выступили министр связи СССР Н. Д. Псурцев, заместитель заведующего культурно-массовым отделом ВЦСПС А. И. Малахов, видные советские филателисты: академик П. А. Ребиндер, Герой Советского Союза Г. М. Аратюнян, генерал-лейтенант А. С. Георгиевский, профессор К. А. Бернгард, делегаты и гости конференции. Выступавшие приветствовали создание общества — новой добровольной культурно-просветительной организации, объединившей всех филателистов страны. Они выразили уверенность, что коллекционирование почтовых марок как один из видов общественно-полезной деятельности поможет разумной организации досуга трудящихся, расширению их политического, культурного и художественного кругозора, что филателия как подлинно массовое движение станет одним из активных средств коммунистического воспитания трудящихся и особенно молодежи. Над новым обществом взяло шефство Министерство связи СССР. По его инициативе в областных городах открылись специализированные магазины "Союзпечать" по продаже марок и филателистических принадлежностей.

Два дня работала конференция. В перерывах между заседаниями делегаты собирались в фойе гостиницы, где на 120 стендах разместилась филателистическая выставка. На ней были представлены коллекции русских и советских почтовых марок, которые ранее отмечались наградами на выставках как в нашей стране, так и за ее пределами. В последний день работы конференция приняла Обращение ко всем филателистам Советского Союза. В нем особое внимание уделялось подготовке филателистических выставок к 50-летию Советской власти и 100-летию со дня рождения В. И. Ленина.

Председателем Правления Всесоюзного общества филателистов избрали одного из старейших филателистов страны — доктора географических наук Героя Советского Союза Э. Т. Кренкеля. Имя Эрнеста Теодоровича хорошо было известно советским людям: выдающийся полярный исследователь, радист и ученый, многие годы жизни отдавший освоению Севера. С Новой Земли и Земли Франца Иосифа, с ледоколов "Сибиряков" и "Челюскин", с борта дирижабля "Граф Цеппелин" неслись позывные Кренкеля. Он был среди смельчаков, первыми ступивших на Северный Полюс. Станция "Северный полюс-1" дрейфовала 274 незабываемых дня. И все это время мальчишки нашей страны вместо приветствия обменивались словами: "Говорит радист Кренкель! Папанин, Федоров, Ширшов и пес Веселый плывут на льдине". Радио являлось главным увлечением Эрнеста Теодоровича. В течение многих лет Кренкель возглавлял Федерацию радиоспорта СССР. Филателия — вторая страсть знаменитого полярника. Марки он стал собирать сравнительно поздно — в конце 50-х годов. К коллекционированию Кренкель подходил так же обстоятельно, как и ко всему, чем ему приходилось заниматься. Он много внимания уделял пропаганде советской почтовой марки. Его статьи, написанные живым сочным языком, с большим интересом читали советские и зарубежные коллекционеры. Может быть, только благодаря энергии Кренкеля было создано Всесоюзное общество филателистов. Его имя стояло в списках членов редколлегий сборника "Советский коллекционер" и журнала "Филателия СССР". В 1968 г. Э. Т. Кренкеля избрали в Исполком Международной филателистической федерации.

С первых же дней Всесоюзное общество филателистов становится массовой культурно-просветительной организацией. Сейчас в нем состоит около 300 тысяч человек, причем почти половина - члены юношеских секций. Теперь можно сказать, что в нашей стране филателии "все возрасты покорны". Марки коллекционируют в самых отдаленных уголках государства. Человек с кляссером — привычное являение среди песков пустыни и на Крайнем Севере, в благоустроенной квартире и в чуме оленевода. Тысячи выставок устроили коллекционеры за последние десять с небольшим дет, опубликовали сотни тысяч статей на страницах журналов и газет. Невозможно перечислить имена всех, кто оставил свой след в пропаганде и изучения почтовой марки. Но о некоторых коллекционерах все-таки хочется сказать особо.

Когда выяснилось, что уже немыслимо собрать все марки мира, коллекционеры все чаще и чаще стали обращаться к рисункам знаков почтовой оплаты и разделять их в зависимости от изображенного на них. Как известно, тематическое коллекционирование родилось в Советском Союзе, здесь оно получило и теоретическое обоснование. Среди тех, кто в наше время продолжил начинание "златоустовцев", видное место принадлежит А. И. Качинскому. Он многие годы систематически изучал экспонаты филателистических выставок как в нашей стране, так и за рубежом, собирал материалы, относящиеся к тематическому коллекционированию. Теперь результатами его работы в этой области собирательства может воспользоваться каждый: свыше десятка статей и брошюра "Тематическое коллекционирование" помогут филателистам разобраться в этом вопросе. А. И. Качинский сделал, может быть, и не так много, но он сделал самое главное — объяснил смысл и сущность тематического коллекционирования. Кроме того, Качинский известен как переводчик нескольких зарубежных изданий по филателии. Наиболее популярна среди них — книга Вольфрама Граллерта "Путешествие без виз".

Колоссальную работу по изучению почтовых марок царской России проделал Львовский филателист В. В. Лобачевский — коллекционер с 60-летним стажем. Ему известны все каталоги, в которых есть или хотя бы упоминаются старые почтовые знаки нашей страны. Он изучил множество коллекций, с лупой в руках рассмотрел 100 000 марок. О Лобачевском можно сказать, что он знает любую редчайшую русскую марку в лицо. Результаты поисков и находок филателист опубликовал в 14-м и 15-м выпусках сборника "Советский коллекционер". О штемпельных конвертах царской России в 1973-1974 гг. писал журнал "Филателия СССР".

Если В. В. Лобачевский посвящает свой досуг изучению всех дореволюционных знаков почтовой оплаты, то москвич П. Ф. Мазур отдал свое сердце маркам типа "Рука с мечом, разрубающая цепь". Он опроверг бытовавшее среди коллекционеров мнение о том, что эти почтовые знаки выпущены в 1917 г. временным правительством, и с помощью архивных документов доказал их революционное происхождение. Но мало выяснить, что первый выпуск почтовых марок Советской России был приурочен к 7 ноября 1918 г. — годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, требовалось узнать, где и когда они поступили в почтовое обращение. Начались долгие дни работы в архивах, переписки с филателистами, изучения многих коллекций. Результаты поисков излагаются в виде нескольких сухих таблиц.


В последние дни июля 1966 г. на прилавках киосков "Союзпечать" появился новый журнал "Филателия СССР", орган Министерства связи СССР и Всесоюзного общества филателистов. Его создателям и особенно главному редактору, писателю, лауреату Премии Ленинского комсомола В. А. Степанову первое время приходилось идти на ощупь, не существовало достаточного опыта периодических изданий такого рода. Затем появились постоянные рубрики, сложился авторский коллектив, четко определились задачи журнала — пропагандировать почтовые документы, связанные с политическими и культурными событиями в жизни нашей страны; информировать читателей о деятельности ВОФ, о научно-исследовательской работе членов Общества, о связях с зарубежными филателистами, о выпусках новых знаков почтовой оплаты. Большое внимание уделяет редакция работе с юными филателистами. Постоянно проводятся конкурсы для ребят. Один из них, посвященный XXV съезду КПСС, — "Берем с коммунистов пример" — особенно заинтересовал школьников. Охотно участвуют юные коллекционеры и во Всесоюзной филателистической экспедиции "По родной" стране". К 50-летию пионерской организации имени В. И. Ленина журнал провел конкурс рисунков на тему "Дети о своей стране и о себе". Лучшие из присланных работ воспроизведены в 1972 г. на почтовом блоке и конвертах.



О почтовых марках, их истории и коллекционировании рассказывается не только на страницах газет и журналов. 12 марта 1965 г. волны московского радио разнесли слова: "Начинаем передачу "Маяк" — филателистам. Слушайте наш первый выпуск". С тех пор каждый вечер по воскресеньям филателисты настраивали свои радиоприемники на волну "Маяка". "Маяк" — филателистам" использовал все доступное для информационной программы: короткие заметки, репортажи с выставок, сообщения, беседы, выступления перед микрофоном. Готовил передачи журналист и филателист с большим стажем Л. В. Мусатов.



Международное признание советская филателия получила задолго до создания ВОФ. Впервые советские коллекционеры приняли участие в зарубежных выставках в 1932 г. Первых крупных успехов советские собиратели достигли на выставке "Прага-62". По классу официальных коллекций высший приз получила экспозиция Министерства связи СССР. Жюри признало, что она в наибольшей мере соответствует девизу выставки: "За дружбу между народами, за укрепление мира во всем мире!" А всего советские филателисты увезли из Праги 31 медаль и 14 почетных дипломов. На крупнейших международных "смотринах" почтовых марок "Прага-78" наряду с маститыми советскими коллекционерами С. Блехманом, Б. Каминским, В. Снегиревым, Ю. Лурье и многими другими успеха добился юный москвич Олег Голант. За коллекцию, посвященную истории развития парашютизма, ему присуждена посеребренная медаль. Сегодня коллекции советских и российских филателистов признаны одними из лучших в мире. Свидетельство этому многие сотни наград, полученных нашими собирателями на международных филателистических выставках.

Hosted by uCoz